Ваш город...
Россия
Центральный федеральный округ
Белгород
Брянск
Владимир
Воронеж
Иваново
Калуга
Кострома
Курск
Липецк
Москва
Московская область
Орел
Рязань
Смоленск
Тамбов
Тверь
Тула
Ярославль
Северо-Западный федеральный округ
Архангельск
Великий Новгород
Вологда
Калининград
Ленинградская область
Мурманск
Петрозаводск
Псков
Санкт-Петербург
Сыктывкар
Южный федеральный округ
Астрахань
Волгоград
Краснодар
Крым/Севастополь
Майкоп
Ростов-на-Дону
Элиста
Северо-Кавказский федеральный округ
Владикавказ
Грозный
Дагестан
Магас
Нальчик
Ставрополь
Черкесск
Приволжский федеральный округ
Ижевск
Йошкар-Ола
Казань
Киров
Нижний Новгород
Оренбург
Пенза
Пермь
Самара
Саранск
Саратов
Ульяновск
Уфа
Чебоксары
Уральский федеральный округ
Екатеринбург
Курган
Тюмень
Челябинск
Югра
ЯНАО
Сибирский федеральный округ
Абакан
Барнаул
Горно-Алтайск
Иркутск
Кемерово
Красноярск
Кызыл
Новосибирск
Омск
Томск
Дальневосточный федеральный округ
Биробиджан
Благовещенск
Владивосток
Магадан
Петропавловск-Камчатский
Улан-Удэ
Хабаровск
Чита
Южно-Сахалинск
Якутск
Интервью

Многие картины находятся в плачевном состоянии. Они больны, их надо лечить

Многие картины находятся в плачевном состоянии. Они больны, их надо лечить
Фото Ксения Харина
Вятский художественный музей им. Васнецовых существует больше века. Около 23 лет назад Анатолий Никифоров устроился туда реставратором. За это время из «зеленого» новичка он превратился в заведующего отделом реставрации

Обычный кировский двор. Квартира на втором этаже. Из прихожей ты сразу попадаешь в полупустую комнату. Здесь пахнет можжевеловым лесом и костром, а из колонок доносится успокаивающая мелодия. Рядом с огромным рабочим столом на полу стоит большая картина на полстены. «Частный заказ,» — быстро объясняет Анатолий. Ему 47 лет. 20 из них он занимается реставрацией станковой живописи (холст, масло).

У Анатолия есть свой символ творческого пути. Придумал его 16 лет назад. И тогда же сделал с ним татуировку. Это дерево.

— Реставратор, если он правша, чистит работу всегда с левого верхнего края. Поэтому он и выделен. Так я показал, что осеннее дерево обновляется весной. Позже внизу иллюминаторы с антеннками появились.

«Это для меня было чудо»

—Закончил чепецкую художественную школу, потом — Вятское художественное училище им. Рылова. Поступал во ВГИК на художника-постановщика игрового кино, не хватило балла, чтобы пройти. Было сочинение с одной оценкой. Я написал на черновике, не переписывая, в одну линию. Естественно, мне за пунктуацию «два» поставили. Но сказали, что у вас классный сценарий к фильму получился. Чтобы уехать тогда из Москвы мы вчетвером с товарищами загрузили 16-тонный вагон риса. На заработанные деньги купили билеты и уехали в Киров. Где-то на второй месяц поиска работы встретился со своим учителем Виктором Георгиевичем Харловым на улице. Он рассказал, что требуется помощник реставратору в музее. Пришел на собеседование, и в следующий понедельник уже начал работать там.

В мастерской реставратора Елены Михайловны Обуховой начал постигать теорию и практику одновременно. Сначала учился укреплению красочного слоя. Впервые прикоснулся к живописи через утюжок, через фильтровальную и папиросную бумагу с рыбьим клеем. Это для меня было чудо.

«Почему бы не получить из этого урок»

— На 3-4 месяц меня отправили на конференцию реставраторов России. Проходила она в Эрмитаже и Русском музее. А я тогда еще даже незеленый был, даже не созрел. Тогда приехало около дюжины реставраторов. Меня захватила профессия. Познакомился с Герасимовым, который реставрировал Рембрандта. Он рассказал тогда об особенностях техники голландского живописца. Я увидел, что реставраторы прикасаются к автору один на один. Видят то, что было задумано автором, через слои краски. И я подумал, почему бы не получить из этого урок. От того, что ты можешь видеть мастерство художников в техническом плане. Моя первая большая работа… По-моему, это был натюрморт. Укрепляли большой холст. Ну, для меня тогда он был большим. Размер метр на метр.

«Картины больны, их надо лечить»

— В конце каждого года, в декабре, в музее собирается реставрационный совет. Разрабатывает план на год. Выбираются работы из фондов. Там есть как отреставрированные работы, так и нет. На каждую картину заводится паспорт. Все операции фиксируются с помощью фото и письменно. Когда отсматриваем картины на выставку, попутно отбираем работы на реставрацию. Многие находятся в плачевном состоянии. Они больны, их надо лечить. Укрепляю их. Реставрация – это же в первую очередь консервация. Она должна остановить процесс разрушения.

Об особенностях работы

По словам Анатолия, на работе постоянно приходится выполнять совершенно разные операции. Все зависит от состояния полотна.

— Например, есть операция «Нанесение реставрационного грунта в местах утрат». Красочный слой бывает многослойным. Например, многослойная живопись Сидорова. У нас в музее есть картина «После дождя». 2 на 3 метра. При укреплении красочного слоя потратил 3 литра клея! Она все впитала, настолько сухая. Она бы и еще пила. Но у нас больше не было возможности туда заливать. Клей же не дешевый. 100 г сухого осетрового рыбьего клея стоят 3600 рублей.

Бывает, что реставрация картины затягивается. Одна операция может продлиться не месяц, не два, а полгода. В такие моменты ни в коем случае нельзя торопить реставратора. Консультируемся с коллегами. Например, со специалистами из Всероссийского художественного научно-реставрационного центра им. И.Э. Грабаря.

Упаковывать картины тоже надо красиво, отмечает Анатолий.

— Несколько слоев упаковки: первый слой – папиросная бумага, второй слой – крафт, третий – гофра, четвертый – пупырка. Нужно так оформить, чтобы все загибы и скотч были с тыльной стороны. Это норма такая.

За один квартал (3 месяца) у меня обычно от одной до трех работ. Зависит от того, какие нужны операции. То есть в год – 6-12 работ.

Домашний апгрейд

Обычно в работе реставраторы используют медицинский скальпель. Но Анатолий для одной из операций придумал ему альтернативу.

— Использую березовые палочки для клиньев в торец иконы. Именно эти палочки не подошли по диаметру. Приспособил для другого. Ускорил процесс: теперь времени меньше уходит. Скальпелем, бывает, несколько метров кромки чистишь в течение месяца. Палочками получается быстрее.

В одной из березовых палочек Анатолий увидел палец. И сделал его.

Мифы о реставраторах

— Часто спрашивают: «А вы дорисовываете картины?». Ни в коем случае мы не дописываем красочный слой. Это такая этика реставрационная: не вмешиваться в авторскую живопись. Есть заказчики, которым надо авторскую живопись сымитировать. Но даже это хороший уважающий себя реставратор откажется делать. Красочный слой дополняется только слегка во время последней операции – тонировки. Ты сидишь за мольбертом и не дописываешь автора, а собираешь его в цвете. Чтобы зритель не видел, например, большие пятна утрат. Тонировка наносится поверх лака. То есть между автором и работой реставратора находится пленка защитная.

Кстати, как раз на последнем этапе – этапе тонировки – ты отдыхаешь. Потому что просто сидишь перед картиной. А до этого ты все время бегаешь вокруг нее. Например, мраморные плиты таскаешь. Укрепление красочного слоя через мраморные плиты идет. Их надо несколько раз класть на картину и снова убирать, снова класть и убирать, чтобы избавиться от деформации. И женщины-реставраторы тоже с ними постоянно работают.

Где достать морскую пенку?

— Мне как-то опытные реставраторы посоветовали. Говорят, когда живопись смотришь в первый раз, почисти ее «морской пенкой». Думаю, что за «морская пенка», надо ее где-то достать. Потом мне уже рассказали, что это слюна. И это даже не шутка, реставраторы так ведь и делают. Перед тобой картина, тебе, как реставратору, надо ее смочить, проверить. Вот и используешь «морскую пенку».

Про деньги

Реставраторы кроме основной работы в музее занимаются и частными заказами.

— Стоимость частной реставрации всегда индивидуальна. Работа наша измеряется в дециметрах. У меня есть даже прайс со стоимостью операций. Но у меня он с 11-ого года не менялся. А сейчас 2020-ый. Но иногда и по старому прайсу говорю цену, заказчики за голову берутся. Просят составить смету. Составляю по дециметрам, утратам, иногда весь букет бывает.

Когда шел работать, даже не думал о деньгах. Помню первую зарплату — 96 рублей. Это было в 1997 году. 75 рублей я платил за комнату. То есть у меня оставался 21 рубль.

Мистика

— Постоянно вообще все пропадает. Когда процесс, такая беготня муравьиная бывает. Ты знаешь, где в этом хламе что лежит. Нельзя прибираться! И ты иногда что-то теряешь. Ножницы, где ножницы? И есть же домовые. А у нас в музее есть музевой. Мы его так назвали.

«Удивился, что человек так может написать»

— В детстве в гостях мне показали репродукцию Перова «Охотники на привале». Сказали, что это художник нарисовал. Я был в шоке. Как это? Это нарисовал человек? Я не знал, кто такой Перов. Просто удивился, что человек так может написать. Стал пробовать нарисовать так же. Брат с сестрой постоянно точили мне карандаши цветные, а мама покупала альбомы. От них у меня на пальце была то ли киста, то ли что. Сейчас снимаю шляпу перед старшими мастерами. Но у Леонардо да Винчи в трактате есть же выражение знаменитое: «Главный учитель – это природа». Это на самом деле так и есть.

О творчестве

С 2006 у Анатолия начинается творческая жизнь. Он увольняется с работы. Появляются заказы.

—Рисовал, участвовал в выставках. За полтора года появился каталог с работами. Благодарен друзьям и знакомым за то, что можно было проявить свободу в творчестве. Заработок был разным. Там нарисуешь, тут заказ, брался моментально. Но бывало и совсем ничего не было. Буквально, рисовал за еду.

О вдохновении и свободном времени

Сейчас времени на творчество не так много. Основная работа, частные заказы, домашнее хозяйство, семья. Одновременно с этим Анатолий старается выделить время на совершенствование себя, собственные идеи и их реализацию.

— По плану раз в неделю хотя бы 2 часа этому посвятить в субботу или воскресенье. И то, это счастье.

Но иногда вдохновение приходит прямо на работе.

— У нас есть сотрудница Галина Алексеевна Исупова. Все 23 года работы в музее я тайно ходил и думал, вот бы написать ее с натуры. У нее типаж такой. Интересный.Очень живописная, колоритная дама. Когда у нее был 75-летний юбилей, я спросил насчет портрета. Она сказала: «Толя, давай, пишем сегодня! Тебе двух часов хватит?» В итоге из двух часов мы все успеваем за 30 минут. Я писал ее 20 минут, пока она рассказывала, как в 70-х годах она была в Париже и других странах. Взял самые большие кисти, выдавил 4-5 цветов из тюбиков и написал очень живой портрет. Так само пошло. Потому что Галина Алексеевна такая, по-другому ее не напишешь.

На протяжении всего интервью Анатолий работал над кромкой. Под звуки тихой музыки из колонок первый день его рабочей недели подходил к концу.

Подборка интригующих новостей, подписывайтесь в Яндекс Дзен
Яндекс.Метрика